Социальная Синергия.

Введение:

Синерги́я (др.-греч. συνεργία — соучастие, содействие):

Синергия — комбинированное воздействие факторов, характеризующееся тем, что их объединённое действие существенно превосходит эффект каждого отдельно взятого компонента и их простой суммы.

Синергия в экономике, синергический эффект — увеличение эффективности деятельности в результате сочетания, соединения, интеграции, слияния отдельных частей в единую систему, благодаря эмерджентности (возникновение новых качеств) полученной системы.[1]

Синергия в христианском богословии — концепция, согласно которой спасение достигается при помощи сотрудничества между божественной благодатью и свободой человека.

В дальнейшем мы под синергией будем понимать возникновение новых качеств, которые не присущи отдельным элементам системы.   При этом, социальная синергия предполагает возникновение таких качеств в социальных взаимодействиях (С.Л.)

Прежде чем говорить о социальной синергии, как направлении в эволюции социальных систем, ведущей ныне к достаточно радикальной смене социальных формаций,   несколько примеров, – которые показывают, в чем отличие  кооперации, от социальной синергии.

Эти понятия настолько тесно переплетены, что большинство не делает отличий, и в итоге, возникают принципиальные разночтения. Естественно социальной синергии без кооперации и сотрудничества быть не может, зато в подавляющем большинстве случаев кооперация не ведет к синергии.

 Для примера рассмотрим простейший вариант кооперации (потреб кооперация) и простейший вариант социальной синергии (замкнутый цикл производства/потребления)

 Вот типичная цепочка производства и оптовых продаж:

В существующем ныне рыночном механизме, потребкооперация покупателей (синие кружочки), позволяет снизить издержки на одном из звеньев — розничных продажах (не менее 20%) и участники, за счет кооперации, имеют дисконт и преимущества, котороые в отдельных случаях, если это производственный кооператив, могут достигать 50% и более от розничной стоимости товара.

Вот другой простейший вариант уже «замкнутой» синергетической структуры по производству, где «потребкооператив» обозначен как «потребитель»:

 

Принципиальных отличий от кооперации тут несколько. Во первых, для такой цепочки даже в простейшем случае (всего из 4х звеньев) дисконт будет сразу составлять 60% и более, причем, при росте числа звеньев он растет в арифметической прогрессии и может сделать конечный продукт «бесплатным» в системе отсчета участников. – Например, когда их суммарным продуктом является объект нового качества. Как пример, каждый участник это «строитель», а их коллективным продуктом является готовое жилье, стоимость которого несоизмеримо превосходит стоимость работ или услуг отдельного такого звена. Этот же принцип можно рассмотреть для любых продуктов и услуг.

Второе принципиальное отличие, в том, что средства (дисконт) который получен на звеньях такой цепочки остается внутри системы и может многократно мультиплицироваться, на каждом рабочем цикле. Тем самым делая систему устойчивой,   с непрерывным ростом внутреннего потенциала, свойственном самоорганизующимся системам.

Новым качеством (синергией), которое рождает такая социальная система, является коллективная функция производства и потребления нового товара (услуги), которая отсутствует у каждого отдельного звена, и является устойчивым и самоподдерживающимся качеством такой системы как целого.

При этом особенность таких систем, это возможность неограниченного роста подобных звеньев и цепочек из них, для чего достаточно обеспечить необходимые свойства коммуникации и алгоритмы регламентов (см. «смарт контракты» и «самоисполняющийся договор» ).

Именно отсутствие таких коммуникативных свойств в недавнем прошлом приводило для решения подобных задач к необходимости «ручного управления» и искусственного создания специализированных иерархических структур («фирм», «компаний», госучреждений и т.д.).

1.      Эпоха социальной синергии.

На сегодня мы оказались в парадоксальной ситуации. Большинство аналитиков достаточно однозначно пришли к выводу, о ведущих в тупик нынешних моделях социального развития, будь то капиталистическая система, построенная на логике «потребления» и непрерывного количественного роста, или «социализм» как модель, где то же гарантированное потребление, делает при дальнейшем росте автоматизации производства ненужными самих людей. Однако при этом никаких альтернативных моделей, как правило, не предлагается, а «единственной» технократической альтернативой выдвигается преобразование человека в «киборга» и его конкуренция с автоматами. При этом, такие модели по прежнему не приобретают никакого смысла и цели, поскольку неважно уже в какой форме будут существовать роботы, важно, что большинство по факту не видит цели и перспективы существования общества и вариантов его эволюции. Которое бы не сводилось к простому количественному умножению технических возможностей (вопрос «зачем», в итоге, выпал из рассмотрения в нынешней замкнутой на «эффективности» и монетизации логике).

Однако если мы, оставив на время философию, попробуем просто технически разобраться в тех тенденциях социального развития, которые ныне наблюдаются, то выводы будут весьма неожиданные. И пока люди в массе, по инерции выдумывают новые усовершенствованные «измы», и то, как приспособить современные гаджеты к демократическим процессам, историческое развитие уже пошло совершенно по иному руслу, и в итоге, в самое ближайшее время приведет к всеобщей социальной синергии, как новому способу социальной организации.

Практика показала, что эти, казалось бы, очевидные выводы, которые следуют из совокупности воочию наблюдаемых ныне тенденций,  весьма плохо доходят до наших современников, и в большинстве случаев, совершенно ими не воспринимаются. В этой связи дальнейшее изложение, при всей его простоте, не претендует на доступность широким массам.

Начнем с очевидных глобальных социальных перемен, которые у всех на виду. Практически все последние тысячелетия (с момента изобретения письменности), все цивилизационные достижения человечества строились на нескольких фундаментальных базисных элементах:

1. Речь, как сложная артикуляция звуков, формирующая из их последовательности и блоков (слов)  некие «цепочки смыслов».

2. Письменность. Как способ записи и хранения этой речевой информации.

3. Книгопечатание, и библиотеки, как способ аккумуляции знаний, и суммирования потенциала человечества во времени. (Ко всему следует добавить множественность языков и языковые барьеры приведшие к появлению национальных государств).

При этом, сам человек, будучи продуктом сформированным речью и этими накоплениями (библиотеками), практически, в сущности, не менялся (бытие определяет сознание). Именно, в силу этого существует консерватизм в социальных структурах и способах кооперации, поскольку способы коммуникации и кооперации отличают человека от животных и составляют суть нашей цивилизации. Раз не менялись эти способы коммуникации, то не менялся и «стержень» существования социума.

Получается, что вплоть до 80х годов прошлого века, человечество ничем принципиально не отличалось от того, каким было во времена Аристотеля… А наличие космических ракет и спутникового телевидения, значительно повлияло на способы реализации некоторых функций (распространения той же пропаганды), но почти не касалось их содержания и фундаментальных параметров социума. Мы, как и поколение ныне управляющее государствами и стоящее во главе социальных институтов, учились в аудиториях, читали книги, слушали лекции, по сути, точно так же как и люди несколько тысяч лет назад…  Но, все это до недавнего времени.

Уже 20 лет, как человечество  находится в совершенно новом измерении. Причем, изменился глобально уже не только  способ физического существования его большей части, когда оно по факту большую часть своего физического времени стало проводить в неком «виртуальном» пространстве. Гораздо важнее, это что оно там делает…
А делает оно то, что по историческим меркам в мгновения, перестраивается на совершенно новый способ коммуникации —

То есть пункт 1 – речь, лавинообразно заменяется на совершенно другой механизм, где общение происходит не отдельными словами и текстовыми предложениями, а смысловыми блоками, видео и фото контентом, ссылками синтезирующими и формирующими целые области знаний или экспертных оценок. Соответственно, столь же радикальны перемены и в п.п.2 и 3. Когда мы имеем доступ ко всем накоплениям человечества в онлайн режиме и когда понятие «библиотека» в классическом виде просто отмирает, причем, актуализация накопленной информации происходит не «отсрочено» через годы, а непосредственно в процессе ее получения. Очевидно, что столь радикальная смена механизма коммуникации, автоматически (а не в силу неких  «чьих-то усилий»), ведет к смене способов кооперации и сотрудничества. Причем на всех уровнях, от хозяйственных (которые более — менее осознаются), и до политических – а именно способов иерархического построения социума, что пока не осознается. Говоря языком техническим, за последние 25 лет, человечество изменилось много радикальнее, чем за предыдущие 5000 лет, и эти изменения фундаментальны и необратимы.

Теперь подробнее, где и в каких «точках» это ведет к смене социальной формации и возникновению социальной синергии как глобального социального фактора.

Начнем с «очевидных», экономических преобразований. Чисто формально, рост сервисов и развитие логистики (доставки), уже приводит к новым явлениям международной интеграции, когда «выписать» по почте оказывается намного проще, чем создать собственное производство. В связи с развитием аддитивной техники и насыщения рынка готовой продукцией, вопросы тиражирования уходят на второй план, и акцент быстро смещается к ценности знаний и экспертам. Понимание «что делать» и экспертные данные по текущему состоянию рынка и техники, ныне представляют реальную ценность, часто большую, чем владение некой технологией или производством. Выигрыш от знания, что, где и как использовать, уже дает преимущества в десятки раз. А иногда и принципиально новые возможности. Каковы тенденции – они очевидны, социальная синергия в первую очередь начинает формироваться как рынок экспертных услуг. По мере формирования платформы обеспечивающей монетизацию Ноу-хау и блокчейн акционирования инноваций, будут формироваться экспертные сообщества. Причем не только в силу тенденций замены устаревших методов капитализации авторского продукта (авторского права и институтов его обеспечивающих), но и за счет создания новых форм «краудфандинга», где совместный проект обеспечивается методами крипто акционирования и смарт контрактами. Когда это произойдет? Это происходит прямо сейчас, сотни или тысячи различных проектов в этом направлении начинают «автоматически» формировать экспертные сообщества – где эксперт (разработчик) это ключевая фигура в цепочках социальной синергии (виртуальных предприятиях), причем относительно инновационного продукта, который имеет значительный «дисконт». Момент, когда на «рынок» хлынут инновации, ныне «замороженные» неэффективностью инновационных схем (включающих множество стадий и «узких мест» в лице владельцев финансами), это будет исторически «взрыв». Поскольку, как только появляются эффективные внедренческие платформы способные монетизировать разработки, с защитой прав автора, количество внедряемых разработок «мультиплицирующих» возможности людей лавинообразно возрастет. И если сейчас поставить вопрос – что мешает озеленить пустыню Сахару, то ответ будет прост – это не отсутствие технологий или средств, это отсутствие подходящего стартапа и способа его монетизации…

С не меньшей скоростью формируются синергетические структуры более низкого уровня. Рынок буквально насыщен различными проектами сервисов по обмену услугами и товарами. При этом наблюдается быстрый переход от «привычных» сервисов типа «Убера» или «Каучсерфинга» к новым интегральным сервисам, которые постепенно преобразуются в «локальные» проекты, когда подвезти по пути частнику становится нормой, и это снижает выбросы и холостые пробеги в масштабе целых городов, давая экономическую выгоду участникам. В итоге, ныне это не только поиск работы с системой рейтингов (зачатки экспертных сообществ), но и запуск процессов интеграции потенциалов участников, вплоть до формирования виртуальных кооперативов.
Причем эти сервисы уже заполняют все ниши, начиная от кадровых вопросов и кончая производственных цепочек.

Говоря проще, по всем фронтам идет быстрый количественный рост, который приводит к тому, что средства коммуникации, из способа обмена информацией активно преобразуются в деловую среду и способ ведения дел. Остается открытым вопрос, где и кто создаст (или уже создал) первые платформы пригодные для формирования «виртуальных корпораций», «виртуальных Конструкторских Бюро», «виртуальных экспертных сообществ» и т.д., которые после обретения ими возможностей одноранговых сетей,  криптозащиты и соответствующих регламентов, быстро преобразуются из виртуальности в реальные  ячейки социальной синергии. По крайней мере, весь фронт ведущихся ныне работ, будь это частный ICO, сервис Гугл, или создание всемирного вай фая, направлен только на создание соответствующей среды взаимодействия, которая смогла бы осуществить процессы социальной синергии… Поэтому, хотя все это делается руками людей, суть происходящего это сугубо обезличенный исторический процесс, имеющий свою внутреннюю и неотвратимую логику.

 

2.      Социальный аспект.

Наиболее «выпадающий» из понимания, в сочетании социальная синергия, является социальный аспект. Дело тут не только в многовековой сакрализации власти, которая воспринимается чуть ли, не как мистическая сила (где то там на «облаке» сидят недосягаемые вершители судеб…), но и в силу атомирования сознания и общества, когда социальные аспекты, будучи инструментом управления и власти, почти полностью исключались из поля сознания специалистов.  В наше время, все это уже потеряло актуальность, и тем не менее, как атавизм живет и процветает особенно в социально отсталых странах, к которым в частности относятся большинство стран СНГ.

Начнем с достаточно прозрачной и математически легко объяснимой социальной связи общества. Известен принцип «шестого рукопожатия», суть которого в том, что по закону больших чисел, каждый шестой знакомый вашего знакомого, это любой произвольно взятый человек на Земле. На практике (а мы имели подобный механизм практически задействованным), оказалось, что в средней стране для социально активных людей достаточно всего 3го рукопожатия. Это значит, что любой друг вашего друга, при желании имеет выход на любого значимого члена общества в вашей стране… Говоря проще, все мы связаны очень тесными социальными связями, причем буквально через «одни руки» можем не только быть знакомы, но и общаться с поручителем или гарантом, который известен обоим сторонам. Общество оказывается не «аморфным» и атомированным (как многим кажется), а наоборот, очень тесно связанным, причем, чуть ли не родственными и дружескими связями. Однако отсутствуют, по меньшей мере, два условия, которые смогли бы эти связи актуализировать. Первое – эти связи «не видны». Пока нет сервиса, который бы смог визуализировать такие связи, и позволить каждому участнику видеть знакомых его знакомых и в целом «дерево» связей, его «узлы» и «корни». Технически эта задача решается достаточно просто, и уже создаются во множестве сервисы по «кадровому поиску» или отражению «связей» в социальных сетях. Шаг, когда это будет отражено в виде обозримого «дерева» связей для конкретного города или региона, будет совершен сразу же, как только в нем возникнет потребность – и она уже возникает.

Второе условие это «мотивационная» цепочка. У участников социального процесса нет пока повода и предмета деятельности, который бы делал актуальным необходимость задействовать такие «горизонтальные» связи и сформировать социальную составляющую синергетической цепочки. Однако это происходит ровно до тех пор, пока не возникли циклы синергии и практическая потребность в социальной поддержке начинаний. Такая услуга, в «стандартной» социальной среде обычно не востребована, и для одиночки накладно ее не только активировать, но и оплачивать, поскольку, ничего кроме «денег» он лично предложить в такой цепочке «взаимных интересов», как правило, не может. Другое дело коллективная синергетическая структура, которая имеет потенциально весь спектр социальных возможностей, а значит, всегда может предложить мотивационно более значимый стимул, чем только деньги (это может быть абсолютно, все что угодно, от родственных отношений, до врачебной помощи).

Получается, что на практике, социум имеет гораздо более мощный механизм горизонтального управления, чем «вертикальной» иерархии. Причем, в силу «неограниченного блата», как показывает опыт, вертикальные структуры оказываются лишь частным случаем «горизонтальных». Оказалось, что формирование социальных синергетических структур, автоматически имеет примат над иерархическими структурами, как более высокая стадия социальной организации (риторический вопрос — кому больше служат чиновники? – себе и своим родственникам  или государству? Или, своему клану, или закону?)

Итак, о чем говорит социальный аспект грядущей синергии? Он говорит о том, что в обществе, как только возникнут соответствующие технические условия (а точнее это происходит уже сейчас), возникают качественно новые социальные структуры – которые формируются по схеме горизонтально «дерева связей», где коллективные интересы всех участников процесса (независимо от рангов), начинают формировать соответствующие повестки дня, механизмы реализации и экспертные сообщества. При этом, все проблемы иерархических структур управления, как и устаревшие социальные институты, в автоматическом режиме уходят на «второй план», превращаясь в механизм обслуживания социальных интересов общества (режим оказания услуг), а не доминантную силу ставящую социум себе на службу. Говоря техническим языком, более мощная система поглощает более слабую, и более организованная, менее организованную. При этом никаких социальных потрясений не требуется, так же как сейчас не требовалось никого заставлять,   80% времени проводить в «информационном пространстве».

29.05.2019г. Сергей Лачинян.  http://synergy4all.net
sergeylych777sss@gmail.com

 

 

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий