Технические аспекты проекта «Компас удачи».

«Маленькая схемка добавленная в обычные блютуз наушники, делает из вашего смартфона инструмент связи передающий между людьми их ощущения. И это не ощущения тела или виртуальная реальность, это то, что мы чувствуем в глубине своего естества — сердцем. То, чего нам не хватает для созвучия.»

Оставив пока в стороне вопрос, для чего нужно это «созвучие» и почему потребитель будет с радостью платить деньги за такую опцию, рассмотрим некоторые технические вопросы.

Большинство людей с научным складом ума, прочитав презентацию проекта,  что некий миниатюрный прибор сможет передавать «состояния»  через смартфон…
Тут же уверено заявляют, что этого быть не может!
Поскольку грамотным людям известно, что в лучших лабораториях пока едва научились передавать мысленные команды на управление клавиатурой или протезами, а тут вдруг заявляют, что смогут предавать состояния,  абонентов в социальных сетях…  И все это без установки им в голову чипов или электродов.

Что же, мы готовы дать разъяснение как именно это работает.

Дело тут в том, что в силу поверхностного представления о механизмах психики, большинство не представляют, что же на самом деле предают нейроинтерфейсфы, и как, не соединяя «сознания людей» (как в фильме «Матрица»), можно вообще   что-то передавать от человека к  компьютеру или между людьми.

Скажу банальное для любого специалиста, мозг (даже на уровне элементарной нейропсихологии),  работает не с «мыслями»,  а с зонами возбуждения и торможения или  доминантными очагами, которые в свою очередь, у человека запускаются через семантический раздражитель (слова…  а вот им  мы через эти ассоциации придаем смысл).
То есть у человека нет «символов» в голове, и нет никакого символьного мышления, а поэтому передавать можно только картину возбуждения или торможения определенных областей мозга или их электрическую активность.
В случае «биологической обратной связи», это позволяет использовать нейроинтерфейс считывающий такую активность,  для управления исполнительными устройствами — например, что бы писать буквы на экране (то есть в мозгу на самом деле не «считывается символ» этой буквы или картина мозговых волн, которая ей соответствует, там считывается типовая реакция на появление этой буквы, которая сугубо индивидуальна  и именно она «закрепляется» далее в памяти дешифратора, в процессе его «обучения»).

Так вот, если использовать обратную связь по более значимой чем отдельный символ, интегральной реакции, то ее точно так же можно фиксировать и передать на исполнительное устройство или другому абоненту, но если в нейроинтефесах с этим пока проблема, поскольку непонятно какой там в этом интегральном сигнале будет  заложен смысл (это не одна буковка или реакция на «вспышку»). А вот для прибора, который используем мы, такая проблема решается за счет участия в дешифровке самого человека…
Прибор — считывает такой интегральный сигнал но не с головы, а с тела, поскольку  интегральная реакция у нас не только в «голове» — в виде  активности нейронов, подобная реакция работает генерально на всех уровнях, от реакции отдельных органов («шкура дыбом»), до гормонального сдвига.
Я не могу детализировать саму схему такого подключения, поскольку это будет раскрытие ноу-хау, но  опишу технический принцип, который лежит в основе этой технологии.

По сути, этой разработкой мы создаем альтернативу Маску и другим разработчикам, которые идут по пути создания  нейроинтерфейсов, поскольку мы решаем эту проблему не в лоб, когда информацию, ту что измеряют в голове, стремятся отделить от  человека (и для этого нужны суперкомпьютеры — дешифраторы),  а за счет  принципиально иного подхода — участия самого человека в процессе работы прибора.
То есть формально это биологическая обратная связь, но только не по отдельному параметру, а по  комплексным ассоциациям или «смыслам».

Большинство разработчиков пытаются построить канал обмена или вывода «семантической информацией» (символьных кодов), то есть, во главу угла ставят дешифрованный сигнал и поэтому пытаются преобразовать электрическую активность мозга в некие искусственные языки (коды), которые потом можно транслировать другому человеку или компьютеру.
Но ошибка здесь в том, что сколько не вкладывай в голову человека символьной информации —  неважно через мониторы или через нейроинтерфейсы (например, сразу на зрительный нерв), человек все равно, ее полноценно не воспринимает и физически не может обработать. И естественно совсем не от того, что мало гигабайт в него удается закачать…  Проблема, здесь стоит в ограниченности  самой возможности мозга по обработке символьной информации, а  не в методе ее «закачки» или  ее количестве.

То есть вопрос  не в расширении или замене каналов передачи информации на «нейрочипы», а в расширении возможностей человека в ее обработки.
В реальности, мы уже не справляемся с обработкой даже малой толики того, что поступает к нам через обычные мониторы, а что же будет, если эти гигабайты закачивать напрямую в зрительные и слуховые нервы?

Встает вопрос, в чем же тут проблема, чем ограничена способность обработки информации?
На сегодня проблема здесь в том, что информация поступающая в форме символов или текстов (искусственных языков),  для работы аналоговой системы —   нашего мозга, требует ее «перевода» или трансляцию в образы и  ассоциативные связи.
А вот этот «переводчик» работает крайне медленно (не под это он «заточен» от природы), и скорость формирования ассоциаций в памяти или «понимания»  по сегодняшним представлениям крайне медленная — в чем легко убедиться, когда вы зубрите учебник.

То есть слово-образ, и семантические конструкции из слов работают не напрямую, а  через ассоциативные связи.

Естественно, что для преодоления такой проблемы (учитывая, что есть прецеденты людей с аномальными способностями) напрашивается простое решение, отказаться от перевода информации в символьную форму, и транслировать ее напрямую, непосредственно  как образы и ассоциативные блоки.
Однако на этом пути тогда встает еще более сложная проблема, поиска взаимно однозначного противопоставления ассоциативных образов  и смысловых конструкций выражаемых языком (проблема классификаторов или шире соизмерения произвольных множеств).

Достаточно напомнить, что  искусство художников, писателей или сценаристов  —  как раз в том и состоит, что бы проявляя таланты таких «переводчиков» транслировать смыслы из области семантических конструкций (текстов и идей) в область ассоциативных образов (визуальных и акустических) и наоборот, описать их для других словами.

И до автоматизации там еще не просто далеко, а  даже не обозначены подходы к постановке задачи. (Те кто уповают на «волшебное само-собой» — через  нейрокомпьютеры и  ИИ,   просто далеки от понимания проблемы  — поскольку нейросеть «переводит»  с языка образов, на язык преобразованных по подобию образов… а не на символы и тексты, отражающие семантические смыслы — их  там как и алгоритм преобразования в  нейросети «расшифровать» невозможно. Если будет необходимо, то эту тему можно обсудить отдельно ).

И все это лишь часть проблем.  Поскольку есть еще проблемы недостаточной разрешающей способности и точности при отображении и считывании сигнала с мозга. Почему и возникает  пока неразрешимая технически проблема,  когда в пределе требуется «вставлять электрод» в каждый отдельный нейрон…

Таким образом, все нынешние технологии  неросетей или нейроинтерфейсов  или «управления мыслью», построены на биологических обратных связях и корреляционных фильтрах, которые формируются компьютерами, а вовсе не на считывании «мыслей» или семантических конструкций.

Поэтому, все эти сложные системы, над которыми работают в самых передовых лабораториях мира, в сути, совершенно ничем не отличаются от той, которую мы применяем и на которой строится проект  — «Компас удачи».
То есть принципиально это совершенно тождественные системы, вот только способы технической реализации и главное обработки сигнала разные.

Разница здесь в том, что мы нашли тот «фильтр», который позволяет замкнуть эту обратную связь по действительно значимому ИНТЕГРАЛЬНОМУ параметру,  как конечному результату финишной обработки (оценки)  всего массива поступающей человеку информации как итог ее обработки мозгом («подсознанием»).
А не так, как это пытаются сделать в случае применения  нейроинтерфейсов, где  идет работа  с промежуточными сигналами,  и их расшифровкой уже за счет искусственной внешней обработки (а там проблемка, например, каковы должны быть алгоритмы этой обработки или критерии выбранных на этой основе параметров оптимизации для нейросетей).

Поэтому с технической точки зрения в работе предлагаемого нами прибора нет совершенно никакой мистики.

И когда говориться, что с помощью этого прибора можно найти «удачу» или правильное решение, то это вопрос считывания отклика, который возникает на такое «правильное решение», а не обработка каких то массивов данных или «мыслей»… И  этот же самый механизм, далее используется для «передачи состояний».

Как это работает:
— Если человеку, у которого всегда есть «больная тема» (доминантная область) или значимые вопросы, даже просто намекнуть о них или вызвать какую то ассоциацию, то вполне естественно, последует  ответная реакция (возможно подавляемая  или не воспринимаемая на сознательном уровне, но достаточно «бурная» на уровне «тела» — на чем, например, построен принцип  работы «детектора лжи»).
То есть наше «тело»  на значимую информацию реагирует рефлекторно
Теперь важно понять, в чем отличие работы нашего прибора от остальных.

Прежде всего, необходимо еще раз четко обозначить тот факт, что любой существующий на сегодня прибор (даже самый навороченный) реагирует на реакцию нервной системы, проявляющуюся через электрическую активность клеток тела, а не «читает мысли».

Далее, для определения этой реакции на значимый для нас стимул,  нужно  найти подходящий измеряемый параметр и разработать способы защиты от помех, например от контактного потенциала, кожно гальванической реакции или тонуса мышц, особенно в случае сигналов с очень низкой частотой  (кто занимается измерением биотоков знает о чем речь). Что и пытаются решить с помощью нейроинтерфейсов,  вживленных чипов или электродов в голове.

И когда мы экспериментально нашли собственный вариант помехозащищенного измерения такого информационно значимого параметра, то потребовалась определенная удача, что бы именно этот сигнал оказался информативным по параметру значимости для «подсознания». А не только по стрессовой физиологической реакции на мыслительную деятельность или на что-то еще (как например, в «детекторе лжи» или семантическом психозондировании И. Смирнова).
То есть, прибор типа «А-компас» (измеритель уровня интегрального клеточного ионного заряда) показывает реакцию непосредственно на итоговую значимость для индивидуума всего массива накопленной и обработанной им информации, а не только  на текущую  «стрессовую реакцию».

Вот поэтому другие устройства, такие как полиграф или нейроинтерфейс (это разновидность энцефалографа) по сравнению с «А-компасом»  довольно несовершенны, поскольку замеряют «кашу» из кучи параметров (сложной энцефалограммы, КГР, мышечного тонуса, сердечного ритма, и т.д.), и уже потом, оператор или «обучаемая» методом «тыка» программа,  должна как то «вычленить», на что и как среагировал человек воспринимая тот или иной стимул (слово, чувство, образ).

В случае А-компаса, эту работу, по вычленению значимости и расшифровке соответствия смыслам, автоматически выполняет сам испытуемый, а точнее его мозг — на уровне «подсознания» (!!!).

Поэтому технология — «усилитель интуитивных состояний», работает по принципу, с прямо противоположной функцией по сравнению с «детектором лжи», и это скорее «детектор правды». Где строго говоря, все его отличие в том, реакцию на что именно и как именно, мы фиксируем.

То есть, если проводить аналогии, то  с помощью этого прибора и измеряемого им параметра, мы «считываем» результат работы нашего естественного «суперкомпьютера», а не  промежуточные импульсы в цепях его «процессоров» — которые считывают другие комплексы с нейроинтерфейсом  (не зависимо сколько миллионов они затратили на это).

И в итоге, именно на этом отличии построены  те возможности, которые заявлены в нашем проекте.

Поэтому если убрать флер из умных слов, то во всем этом нет никакой мистики и имеем скучную реальность…
Поскольку возможности нашего «подсознания» давно уже экспериментально доказаны и проверены,  и нам известно, что оно на своем «языке» — который пока не могут перевести в искусственный, почти мгновенно обрабатывает огромные объемы информации, имеет неограниченную память и доступ к «облачным хранилищам информации» неизвестной нам природы, а кроме того чувствует будущее…  (см. научные данные на этот счет —  http://synergy4all.net/?p=1775  ).
И  это «предчувствие будущего», каждый хорошо знает по себе, поскольку если перед вами нечто значимое, то у вас будут «мурашки по коже», независимо от осознания — и чувствительный прибор может замерить эту мобилизационную реакцию тела, даже если она будет в сотни раз слабее, чем то, что вы зафиксируете сознанием.  
То есть,  прибор четко «определяет»:  — » туда не иди, подпись не ставь, деньги не плати… » .

 И точно так же прибор реагирует на значимое другого толка — «это твое»,  «здесь прикуп лежит…», «это лекарство тебя вылечит».  (Здесь сразу же отступление. Отвечаем на вопрос, почему у вас не получится «творить чудеса» или выигрывать в казино или лотерею. Это получится, только у тех, кто в принципе и без прибора способен будет это сделать — Дело тут в том, что наше «подсознание» выдает  только тот результат, который нам во благо или  служит самосохранению, и при этом оно не является «служанкой» ума и его прихотей. С этой проблемой, кстати, постоянно сталкиваются военные, когда пытаются эксплуатировать подобные феномены) .

В результате, прибор способен реагировать на любой «итог» выводимый мозгом на «дисплей тела», будь то опасность или гармония.
Сразу Оговорюсь, что «гармония»(гомеостаз) или «правильный ответ» это не релаксация/расслабление, как можно было бы подумать, и кстати, вот из-за этой досадной ошибочной «думки», я почти 20 лет, вплоть до начала 2000х, безуспешно пытался сделать такой прибор…  чем, кстати,  и по сей день заняты большинство разработчиков «нейроинтефейсов».

Из ближайших известных аналогов, когда человек так же может ориентироваться на непроизвольную реакцию нашего «дисплея» — тела, это «лозоходство» или работа с «маятником».
С тем принципиальным отличием, что эти методы «считывания» нужной реакции, на хорошем уровне доступны единицам, и они все равно очень сильно зависят от сознательных установок, то есть имеют слабую помехозащищенность  (здесь  «горе от ума»).

Вот так «просто» открывается ларчик некой «мистической» реакции прибора на «удачный выбор».
И хотя эта информация представляет  ноу-хау (с точки зрения методологии), сейчас, в связи с необходимостью продвижения проекта, ее приходится обнародовать, что бы у трезвомыслящих людей не возникало  неразрешимых вопросов  — «как такой простой прибор может считывать мысли или состояния и показывать наше предназначение».

Теперь о самом интригующем.
О том, как с помощью индикатора, действительно значимой для человека информации, можно обеспечить «связь состояний» между абонентами.
Поскольку здесь трудно дать детальные объяснения не раскрывая ноу-хау, попробую пояснить лишь сам принцип.
Если вы способны «отследить» собственную реакцию на значимость той или иной информации, которую получаете от собеседника или из любого другого источника  (и не за счет поверхностного «логического анализа» — а за счет считывания прибором вашей интегральной интуитивной оценки). И при этом,  одновременно и зеркально тоже может делать ваш собеседник. То достаточно быстро, за счет этой обратной связи, вы перейдете от разговоров «ни о чем» или того, что вы  не воспринимаете, к сути или главному (обоюдно значимому).
То есть, в обычном общении,  каждый чаще всего навязывает свое мнение, только потому, что ему не интересно знать чужое… ему интересна реакция на значимую для самого себя информацию  — например, для него значимо самоутверждение и доказательство того, что он умнее или «правее»… И если это «всплывает» и оказывается не интересно собеседнику, то они тогда просто не тратят зря время на фабулу. То есть большее взаимопонимание предполагает не только более тесное общение, но и его прекращение за ненадобностью.

Однако, это только первый шаг, поскольку если перейдя на значимые темы там также работают в  режиме коррекции значимости, то, как показывает опыт, люди быстро находят «общий язык», выделяя в общении с собеседником самое существенное — эмоционально-информационное ядро, а не устраивая споры по поводу терминологии или «погоды на Луне».
И если для вас интересно это общение, то вы тогда реально обмениваетесь тем, что имеет обоюдную ценность.
А в случае если общение это производственная необходимость, собеседники будут  в его процессе понимать насколько хорошо, и что именно услышал или воспринял коллега, подчиненный или сотрудник. Что естественно значительно повышает эффективность совещаний и производственного процесса, особенно в режиме удаленной работы олайн.

Здесь важно — все это происходит на уровне реальной реакции, а не по формальному признаку или  «мнению» собеседников.

А в общении это главное, поскольку общение это обмен состояниями и реакциями, а не просто передача информации  —  например, как если бы вы читали статью.

(Это и отличает общение — как совместный процесс, от просто получения информации — как индивидуального процесса).
Парадокс, что без такого прибора, общение часто переходит из режима обмена информацией в режим  «получения информации» —  логический анализа текста (речи) где собеседник уже «исключен»…
А значит, общения тогда там фактически не будет.

Следующую составляющую этой технологии, которая выводит такой обмен «значимостями» на уровень ощущения — то есть, когда вы не считываете логически показания с некого «дисплея», демонстрирующего вам эту значимость, а непосредственно ее воспринимаете («чувствуете» и тем самым непроизвольно сонастраиваетесь с абонентом), я  описывать здесь не стану.
— Но думаю, мыслящим людям уже понятно, что если мы можем считать какой то сигнал, то так же можем его и передать…

Причем, основная часть решений и феномена сонастройки  или «резонанса состояний», лежит за пределами только лишь технических моментов.
— Поскольку связана с психофизиологией и особенностями синхронизации людей при личном контакте. (Имеются научные работы, фиксирующие синхронизацию биоритмов и  энцефалограмм у тесно взаимодействующих людей). О чем так же накоплен значительный экспериментальный опыт в практиках «МВА Интуитивности»  К. Болдырева.

Таким образом и в аспекте применения прибора — как «телерезонатора» нет совершенно никакой мистики, все эти феномены многократно (и многими) подтверждены экспериментально и поэтому совершенно преждевременно, не вникая в существо дела, отвергать саму эту возможность.
А вот значение  широкого применения такой возможности, как дополнительного канала передачи данных,  может иметь революционные последствия.

Причем, это внедрение все равно произойдет, так же как сейчас происходит внедрение технологий виртуальной реальности.
И то, кто именно сделает этот первый «сотовый телефон»,  имеет значение только для нас самих, поскольку для истории  уже не будет разницы, сделают ли это с помощью нейроинтерфейса в лабораториях Маска, или за счет «измерителя клеточного ионного заряда» в проекте «Компас удачи».

Единственное наше  преимущество, что мы пока еще можем значительно опередить конкурентов.
А как показали всем известные стартапы, будь то Фэйсбук или Майкрософт,  тут «кто первый  встал  — того и тапки…»

Сергей Лачинян. 07.09.2020

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий