ПОСЛЕДНИЕ КОНВУЛЬСИИ ЦЕНТРАЛИЗОВАННЫХ «ИЕРАРХИЙ» И ГОСУДАРСТВ.

Описаны «закрывающие» социальные технологии, позволяющие на новом уровне решать вопросы общественного развития и выйти из глобального кризиса цивилизации.

КАК ЭТО ДЕЛАТЬ ПРАКТИЧЕСКИ.

*Статья опубликована по адресу http://worldcrisis.ru/crisis/4077112
Известны два основных — «полярных»  принципа организации и управления.
В крайних точках шкалы это принципы: – Иерархический и Сетевой.   

ИЕРАРХИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП ОРГАНИЗАЦИИ.

   Все беды нынешнего человечества, это следствие кризиса иерархических структур, которые, хорошо работая с небольшим числом участников, например, в случае иерархии в стае, племени или небольшой общине, по мере роста сложности систем (город, государство, цивилизация), приводят к проблемам, противоречиям и кризисам.

Иерархический, он же принцип детерминизма, это  «классическая физика», когда сила управляет движением (состоянием).

Суть его проста, есть некая иерархия действующих сил, где в случае пирамидальной организации системы (есть и другие варианты) управляющий импульс от «центрального элемента», «вершины» или «узла» распространяется далее через передаточные звенья на всю остальную систему и определяет ее состояние.

В случае наличия нескольких таких «центров управления» в «классических»  иерархических системах, они начинают конкурировать за управление и либо побеждает один из них, либо наступает «двоевластие», тогда система теряет управляемость и разрушается  (борьба за центры влияния, суть нынешней политики для всех уровней и международных отношений).

Поэтому в иерархических системах всегда существует доминирующий в  данный момент управленческий узел.

Естественно, в силу фундаментальных законов природы (энтропия)  по пути  прохождения управляющих импульсов возникают помехи и искажения (диссипация), и в итоге,  начиная с определенного порогового значения, система теряет функциональность.

Поэтому любая иерархическая система, с ростом числа участников и сложности, теряет устойчивость и связанность, накапливает ошибки («испорченный телефон») и в итоге распадается.

Для повышения устойчивости, в иерархиях строятся дополнительные системы контроля и обратных связей (как правило, также по принципу иерархии и детерминизма,  то есть по схеме начальник-подчиненный).

Эти вторичные контролирующие системы также, по мере роста сложности, теряют управляемость и функциональность…

Очевидно, что начиная с некоторого уровня сложности (количества управленческих звеньев и сложности задач) система иерархического типа уже физически не сможет существовать. 

То есть, у иерархических систем существует предел роста сложности.

(И он, в случае нашей цивилизации, уже очевидно достигнут — см. «циклы Капицы-Дьякова» http://avmol51.narod.ru/Singular_D.html  ).

ИТОГ:


А) Степени свободы иерархической системы определяются уровнем и способностями управленческого центра — как вершины управленческой пирамиды (то есть свойства отдельного человека, управленческого звена или «узла» лимитируют параметры всей системы).

Б) Управляемость такой системы прямо пропорциональна точности реагирования на команды ее последующих звеньев  исполнителей (определяется их исполнительностью и управленческой безынициативностью…).

С) С ростом сложности систем диссипация и рост энтропии,  для  процессов, детерминированных через прямое управление и  силовое взаимодействие,  ведет к кризису и распаду системы.
 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ

Распространенность иерархических систем в современном мире обусловлена исторически сложившимися механизмами (см. иерархию в стаях общественных животных).

И поддерживается биологическим инстинктом иерархической организации — стремлением к доминированию и выгодами доминирующего положения (например, стремлением альфа самцов к власти или борьбе за власть, что составляет движущее начало и содержание политики и карьерные амбиции в государственных иерархических системах).

Некогда, в малых группах, с небольшим числом передаточных звеньев такой механизм иерархии мог быть достаточно эффективен — позволяя выделять наиболее жизнеспособных особей — лидеров, и  распространять их качества на всю стаю (вожди).

— Однако, по мере роста сложности социальных систем, этот принцип работал все хуже  (примером могут служить цари, короли, президенты и их качества как пример для подражания).

 — И в итоге, иерархический принцип начинает противоречить  своему первоначальному назначению.

Когда лидеры уже далеко не лучшие представители «стаи» — а главные их качества, ведущее на вершину управленческой пирамиды, это  «кумовство»,  социальная инерция, гипертрофированное стремление к власти, а также  асоциальность (умение переступать общепринятые моральные нормы).

И это  вовсе не то, что следовало бы распространять на  остальную популяцию.  

Аморальность в популяции, в которой нет сплоченности, конструктивных правил общежития и взаимовыручки, неминуемо ведет к гибели…

*  *  *

— Возникновение новых социально обусловленных мотиваций, например, стремление к «всеобщему благу», не отменяет самого способа реализации таких устремлений, которые по-прежнему предполагается осуществлять через   иерархическую централизованную структуру.

Желающие реформировать нынешнее «несправедливое» общество и отнять власть у «закулисы», сами того не сознавая просто реставрируют такую же точно систему, только с другими акторами во главе.

— Где носители (проводники) этих «правильных» идей, стоя в вершине иерархической пирамиды (или в центре системы)  далее будут распространять это «благо» на всех остальных.

Поэтому такой уровень решений, автоматически предполагает борьбу за право «рулить»  с конкурирующими центрами силы (решающим фактором у желающих построить правильную «пирамиду», считается кто именно будет править на ее вершине…) без понимания несостоятельности  на современном этапе самого принципа централизованных иерархических систем.

Но самое поразительное, что любой  глубоко моральный человек, оказавшись в вершине управленческой пирамиды, вынужден будет в целях обеспечения ее управляемости, «детерминировать» ее элементы — а значит, бороться с их «несовершенством» и организационной деструкцией, что закономерно требует насилия, тюрем и ограничения свобод…

(См. историю СССР.)

*  *  *

— В современном мире, рост сложности социальных систем (и сопутствующих им институтов — суда и правоохранителей, армий, денежного обращения, системы образования и т.д.)  уже закономерно приводит к потере их целесообразности для общества,  как в силу потери управляемости, так и в силу кризиса вызванного противоречиями в системе.

По мере нарушения  функциональности и предела роста для централизованных принципов управления и  «племенной» (иерархической) организации социума,   это становится главной опасностью для существования цивилизации в целом.  

То есть стремление к централизованным иерархическим системам это одна из основных причин кризиса цивилизации — как в краткосрочном, так и долгосрочном плане.

Где борьба племен за жизненные ресурсы и доминирование («национальные интересы»), в силу роста технологических возможностей потеряла смысл, превращаясь из средства выживания, в средство самоуничтожения.  

Таким образом, иерархические системы на нынешнем историческом этапе исчерпали себя.  Наступил предел сложности, ведущий к потере управляемости, противоречиям и множественным кризисам.

ПОСЛЕДНИЕ КОНВУЛЬСИИ ЦЕНТРАЛИЗОВАННЫХ «ИЕРАРХИЙ»

Типичный пример, показавший неэффективность иерархических систем, это централизация и плановое хозяйство (с потерей управляемости на звеньях далеко отстоящих от центра и по мере  роста сложности).

Потому ни один иерархический режим (или тоталитарный — как крайняя точка иерархической системы) ныне — в «усложняющемся мире» не может быть эффективен или долговечен.

В прошлом мы знаем множество погибших иерархических структур — империй и народов.

В новейшей истории, такие системы жесткого централизованного иерархического типа также известны,  например, нацистские, коммунистические или социалистические режимы.

Иерархическая система, для сохранения управляемости, в силу самой своей природы вынуждена значительно упрощать и детерминировать поведение исполнительных звеньев.  

Для чего служат те же стандартные  методы детерминизма — подавления свободы действий — репрессии, концлагеря, ограничение прав, изъятие собственности, цензура информационного обмена.

Причем это автоматически следует из самой функциональности иерархической структуры и требований управляемости, какими бы благими намерениями изначально не руководствовались ее идеологи.

По мере своего роста, такая система последовательно потеряет степени свободы и способность к эволюции (ее потенциал тогда задается степенью невежества ее руководителей), и поэтому принципиально не может выживать в меняющихся внешних условиях или конкурировать с другими системами такого же рода.

То есть, кроме внутренних причин,  определяющих предел  устойчивости иерархических систем, есть и внешние — неспособность отвечать на «вызовы» и конкуренция с другими «молодыми» подобными системами, которую она на определённом этапе проигрывает.

— Здесь интересно обратить внимание на тот объективный и многими еще не до конца понятый  феномен, почему иерархические плановые системы,  могут построить что то «грандиозное» (особенно количественно) на коротких управленческих дистанциях — в ручном управлении, но не могут «досыта» накормить своих подданных… То есть все известные тоталитарные иерархии голодают…

И это независимо от объемов централизованного производства или благоприятности климатических условий.

Причина здесь в том, что в иерархической системе, претендующей на регламентацию (управление) всеми социальными процессами, феномен голодного населения, возникает в силу физической невозможности детерминировать всю управленческую цепочку.

И, если системе удается произвести товары, то не удается распределить, если удается распределить, то не удается ограничить злоупотребления, а если удается ограничить злоупотребления, то не удается ограничить тех, кто ограничивает злоупотребление  и т.д.

Естественно эти проблемы детерминированности  касаются любых иерархических систем (независимо от того капиталистические они, националистические или социалистические).

— Но мера ошибок управления пропорциональна степеням свободы отдельных звеньев системы, — которые в тоталитарных – например, «коммунистических» системах, обычно минимальны.

То есть там, где централизация или тоталитаризм (социализм), там их спутником является голод…   сейчас это ярко демонстрируют ныне еще здравствующие режимы такого рода (Куба, Северная Корея, Венесуэла и пр.)

Понятно, что «царьки» управляющие этими режимами ищут причины этого явления в чем угодно (иногда откровенно противореча здравому смыслу), но только не в самой сути их иерархических методов управления.  Хотя, казалось бы – если вы строите ракеты и бомбы, то что вам стоит накормить свое население?  Но, проблема не в зловредности правителей или недостатке средств – она в неуправляемости системы. Даже если склады будут завалены продуктами, распоряжаться ими будут неуправляемые хозяйственники и их контролеры, а не голодный народ.

То есть, причина развала или неэффективности иерархических систем не в «саботаже» или  внешних или внутренних врагах, а в законах природы.

В частности, в наличии диссипации и роста энтропии для любых процессов детерминированных через прямое управление или силовое взаимодействие.

Поскольку  начиная с некоторого порога сложности, для построения иерархических (централизованных) систем потребуется отменять эти законы природы, и в частности, вероятностную картину мира.

ПРЕОДОЛЕНИЕ КРИЗИСА.

Начнем с сознания. В умах подавляющего большинства строителей иерархий, ровно, как и борцов с иерархиями, картина мира полностью соответствует классическим иерархическим или детерминистским моделям. То есть люди мыслят любую управленческую структуру или способы воздействовать на окружающий мир, по шаблону иерархических систем.

Когда главное, это оказаться в центре (на вершине) системы, откуда далее распространить свое влияние (идеи, решения, управление)  на всех остальных.

Только, одни при этом движимы эгоизмом и желанием извлекать личную выгоду из доминирующего положения, другие первоначально альтруизмом или своей  идеологией (текущей и соразмерной эпохе мерой понимания – «как правильно», порождающей в итоге соответствующие  «измы» и “кратии”).

Однако, независимо от того, кто оказывается на вершине «власти»,  в силу самого принципа функционирования иерархий, это последовательно ведет к борьбе с другими  потенциальными центрами влияния (борьбой за власть с фракциями, ценрами силы и бывшими единомышленниками).

Далее, лидеры вынуждены «детерминировать» своими благими начинаниями окружающих, что закономерно ведет к подавлению их свобод (а иначе последующие звенья не будут следовать «благими идеям»).

Далее, к росту количества управляющих и контролирующих структур (бюрократии).  

И наконец, к преобразованию системы в обычную деспотию с дальнейшим распадом.

Последние 100 лет дают нам массу примеров  развития такой последовательности, включая множество доброхотов, захвативших власть с благими намерениями.

К сегодняшнему дню эту последовательность, обусловленную самой сутью структур иерархического типа, прошли уже много народов, начинаний и организаций.

И вопрос состоит не в том, что нам не хватает фактического подтверждения положений теории систем (см. пункты А; Б; С).

Вопрос в том, почему, несмотря на все эти очевидные истины, все еще так мало тех, кто осознал, что проблема не в учениях лидеров или типах  политических систем, и не в формах хозяйствования, а в самом принципе  иерархической организации социальных структур.

Как говорят в народе, (где давно отметили эту закономерность) —  «людей  власть портит» — что в данном контексте следует понимать буквально.

То есть в силу детерминизма, как основы миропонимания, люди для любого типа коллективной деятельности или решения социальных проблем (управления), автоматически строят иерархические системы, которые согласно заложенным в них фундаментальным принципам, в  процессе своей эволюции, закономерно ведут к уменьшению степеней свободы рядовых участников, насилию, бюрократии, коррупции, потере управляемости и распаду.  

Глобализм привел нас к тому, что иерархия стала образовываться уже в планетарном масштабе, где практически изначально степень сложности системы значительно  превосходит возможности управляемости иерархических структур (учитывая объективные физические параметры нашего мира).  

Причем, стремление построить такую глобальную иерархию (империю) наблюдается всю новейшую историю человечества, и это дает нам примеры того, как такие «колониальные» структуры распадались, строго по канонам эволюции для иерархических структур, за счет потери ими управляемости.

Однако, сегодня конкуренция  за влияние (извлечение выгод и контроль), потребность в предсказуемости ситуации (поскольку локальные центры отдельных иерархий, в силу распространения военных технологий, обладают потенциалом способным дестабилизировать всю мировую систему) и всеобщая идеология детерминизма, привели к тому, что возникло несколько  глобальных «центров силы» стремящихся к мировому господству и стремящихся подавить все остальные.

Они ставят цивилизацию на грань гибели, поскольку стремятся построить иерархии мирового масштаба на основе достижений научно технического прогресса (включая кибернетику, евгенику, соционику, биологическое, генетическое и психотронное оружие).

Столкнувшись с проблемой сложности (неуправляемости) и технической невозможностью  ее преодолеть, эти «строители» стремятся «упростить» систему (понизить уровень ее сложности).  

В том числе стремятся  «упростить» самих людей (исполнителей), превратив их в биороботов пригодных для строительства управляемого единым мировым правительством тоталитарного муравейника.

Это привело к концепции «однополярного мира» и «золотого миллиарда»  (устранение развитых  государств и радикального сокращение количества людей).

Однако, на практике выяснилось, что построить такую систему, в силу масштабов и сложности невозможно (недавно это признали официально), поскольку для этого, в свою очередь, нужна система, которую по тем же причинам построить не удается… (хотя попытки в этом направлении предпринимаются).

Бурное развитие цифровых технологий, в последние десятилетия,  породило новые, несбыточные надежды детерминистов обеспечить иерархию и управляемость, уже за счет цифрового контроля и автоматизации – где основную массу исполнителей можно заменить на роботов, далее оцифровать и детерминировать исполнительные звенья, и управлять через тотальный цифровой контроль  (на этом пути сейчас впереди всех Китай).

Однако  можно доказать, что даже в пределах одной отдельной страны этот вариант выглядит весьма сомнительным. Для его реализации нужно в кратчайшие сроки превратить огромные массы населения в «зомби», лишенные воли и свободы,  отказаться от инновационного развития (которое в сути определяется свободой творчества), и остановить аномальные климатические явления, что пока  в реальности не осуществимо.  

А самое главное, устранить множество конкурирующих центров влияния (иерархий), как внутри этих стран, так и во вне, что в обозримом будущем так же принципиально невозможно.

Поэтому максимум, к чему могут привести такие попытки доминирования, это к очередной гражданской или мировой войне (к ее горячей фазе), что в наше время  уже чревато самоуничтожением.  Причем, стрелки на часах ядерного «апокалипсиса» сейчас стоят как никогда близко к часу «Х», хотя большинство, уже просто не осознает эту угрозу (привыкли, как лягушка к кипятку).

То есть мы можем достаточно уверенно говорить о том, что надежда строителей иерархий на цифровые технологии и мировое правительство на этой основе, объективно несостоятельны. В силу наличия конкурирующих центров влияния и внутренней диссипации иерархических структур (см. трезво на ситуацию в США, Европе или России).

Поскольку объективно, все ведущие государства, в силу развития информационных и сопутствующих им технологий, уже достигли своего предела сложности.
Что и проявляется как потеря управляемости, возникновение множества конкурирующих бюрократических структур, коррупция и неконтролируемое свободомыслие исполнителей.  

Причем «инструменты», с помощью которых такое управление осуществляется (денежная система, правоохранительные структуры, СМИ, законодательство и т.д.), также достигли пределов сложности и поэтому быстро теряют свою функциональность, на фоне возникающих непредвиденных обстоятельств, противоречий и кризисов.

Чтобы завершить тему иерархических структур – следует заметить, что иерархии стремящимися к лоботомии и вивисекции человечества, точно также как и  масса «борцов» с ними, мыслят одинаково детерминистскими категориями насилия и централизации власти…

И поэтому борцы за светлое будущее, точно так же как и узурпаторы, видят решение проблем, в перехвате управления иерархиями, но только «с благими целями»)))

Излишне говорить, что в силу  принципов функционирования иерархий, эти благие зачинатели, детерминируя и «совершенствуя» несовершенный мир,  в итоге,  ничем не будут отличаться от тех, с кем собираются бороться (см. пункты А; Б; С, и  Историю.)

«Дракон умер, да здравствует дракон…»

СЕТЕВЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ.

Теперь рассмотрим альтернативу иерархиям или другую полярность  —  децентрализованные распределенные системы.

Если в централизованных  иерархических  системах – элемент управляет далее другими элементами, и они все вместе формируют среду взаимодействия, то в сетевых децентрализованных структурах поведение элементов наоборот, задается средой взаимодействия.

То есть параметры среды взаимодействия или механизмы этого взаимодействия, определяют  (детерминируют) поведение элементов, которые упорядочиваются под действием этих опосредованных факторов (имеем параметрическое бесструктурное управление).

Здесь уместно такое сравнение – если с помощью пресс формы, мы задаем параметры среды, то ее элементы (отдельные молекулы) будут выстраиваться  согласно конфигурации этих «параметров среды взаимодействия».  То есть элементы детерминированы не за счет того, что управляя каждым отдельным элементом  их «расставляют по местам», а за счет внешнего системного фактора,  –  когда двигаясь по случайным  траекториям  и сталкиваясь, эти отдельные элементы, в итоге, занимают места соответствующие свойствам «среды взаимодействия».

То есть  детерминированы за счет децентрализованных  сил.

Говоря языком физиков, это вариант вероятностного распределения,  происходящего за счет параметров системы, например, «законов природы», задающих некий «регламент» среды взаимодействия.

Где каждый элемент формально «свободен» (вероятностен)  в своем движении, но в среднем, для суммы таких элементов, система с наибольшей вероятностью будет формировать заданные средой взаимодействия структуры или состояния.

Поэтому для распределенных или децентрализованных сетевых структур уместно выражение – параметрическое управление, когда параметры среды взаимодействия («протоколы обмена»), через вероятностные механизмы,  детерминируют  состояние системы.

Типичный вариант  такой распределенной сетевой структуры это Интернет, где регламент и протоколы обмена, позволяют при «полной свободе» его отдельных элементов (которые, свободны вообще не пользоваться интернетом…), формировать в итоге, вполне предсказуемые результаты или направлять процессы в определенное  русло.

Очевидно, что на уровне биологических структур, мы видим именно такой тип организации систем.  Где конгломераты клеток и неисчислимое множество химических и биологических процессов,  «управляются» не за счет «расстановки» каждого отдельного  атома или управления каждой отдельной клеткой (легко показать, что, учитывая тепловой шум и сбои, это в принципе нереализуемо), а за счет действия неких генеральных «формообразующих» факторов («протоколов сети»).

Эти факторы  («протоколы») задают условия среды взаимодействия и смещают вероятности, через параметры взаимодействия, то есть «расставляют клетки» и регулируют процессы жизнедеятельности, не воздействуя на них непосредственно.

Очевидно также, что детерминистский подход, который априори предполагает иерархию управляющих сил  и их последовательное действие (причинность последовательного типа), ограничивает  возможность осознания принципов параметрического управления.  

В силу чего, вопросы  функционирования живой материи, эволюции организмов или клеточной дифференцировки, до сих пор представляют для ученых неразрешимую загадку.

Вполне естественно, что такого же рода силы (через параметры среды) действуют и на социальные процессы (и шире на биосферу в целом), задавая архетипические «сценарии» развития (эволюцию), и связывая, таким образом, через свойства среды взаимодействия, систему из отдельных «случайно  эволюционирующих» элементов.

– Что например, было эмпирически обнаружено как нормирующие параметры для роста численности популяций (см. уравнения Капицы, показывающие действие такого параметра для не связанных  физически групп человеческой популяции).  

Также рекомендую работы Симона Шноля http://www.chronos.msu.ru/old/nameindex/shnol.html , экспериментально доказывающие существование такого рода механизмов, которые способны  детерминировать на вероятностном уровне процессы произвольной природы – то есть, задавать параметры среды взаимодействия для любых вероятностных процессов.   

В настоящий момент мы находимся в точке преобразования социальной организации человечества от пришедшей в насыщение иерархической структуры, к распределенной, децентрализованной, природоподобной сетевой структуре.

Именно поэтому, параллельно с эволюцией иерархических — централизованных систем – обусловленных усилиями людей (детерминизмом), идет процесс формирования сетевых, распределенных децентрализованных систем, определяемых средовым фактором («архетипическим и  эволюционным»).  

Происходит циклический переход потенции в кинетику – где иерархические принципы организации, в итоге породили высокоорганизованную цивилизацию и глобальные средства коммуникации, а теперь уже выросшие на этом люди и технологии, начинают формирование альтернативных иерархическим распределенные социальные структуры.
Где действующим началом являются параметрические силы (среда взаимодействия и регламенты), опосредованно детерминирующие через состояния этой среды.

В социуме эти силы воспринимаются как феномены «культуры» и традиций, детерминирующих людей через среду взаимодействия (“языки  — протоколы обмена”) и  задающие «неписаные правила».

Что достаточно легко физически почувствовать, как  некую «ауру» места или народа, при перемещении из одной языковой среды в другую.

Опять же, эти процессы формирования сетевых структур, как и в случае  биологических систем, находятся у всех «на виду» (смотри Интернет или современные децентрализованные системы управления). И  проблема только в необходимости это осознавать и интерпретировать на системном уровне.  

Именно здесь «слепое пятно» в мышлении большинства людей, и практика общения показала, что принцип «бесструктурного управления» или детерминированности в децентрализованных сетевых структурах, является  «камнем преткновения» для большинства аналитиков: после всех подробных  объяснений, как именно бесструктурная среда  может управлять элементами, в итоге,  при переходе к социальным системам, обычно задается  риторический вопрос — «А лошадей то куда запрягать?»

Тем не менее, сегодня есть группы специалистов и организации,  которые на разных уровнях осваивают сетевые принципы организации и управления,  пытаясь на их основе построить собственную централизованную управленческую иерархию))))

*  *  *

Поскольку  здесь не место детализировать тему сетевых принципов организации и управления, то нам важно лишь понимать, что  принцип параметрического формирования систем, в природе распространен ровно также, как и принцип  формирования  детерминированных — иерархических  систем, и они являются равнозначными, неразрывными  и  взаимодополняющими явлениями, такими как Янь и Инь.
Где оптимум или “золотая середина” это возникновение их единства (что фактически происходит сейчас) порождая нечто третье — как темпоральные иерархические структуры. Или самоорганизующиеся системы.

ЧТО ДЕЛАТЬ И КАК ДЕЛАТЬ?

Теперь после этого вступления и определения типов систем и принципов управления, можно попытаться объяснить, что и как необходимо делать для преодоления кризиса цивилизации, вызванном  пределами  роста.

Причем теперь уже с важным уточнением —  пределами роста для иерархических централизованных структур.

И для начала, что не надо делать.

Не надо создавать новых иерархических структур (партий, империй, измов и кратий).

Поскольку они свое отработали и могут только усугубить кризисные явления, создавая новые конкурирующие очаги (и новые поводы для войн).
Иерархии, в силу неустранимых причин, в настоящее время не способны решить стоящие перед человечеством проблемы, и на нынешнем этапе их только усугубляют.

Подробный перечень этих проблем вызванных детерминистским подходом, можно найти у множества  аналитиков, которые подробно перечисляют  напасти и красочно критикуют происходящее.  Причем ими, в силу недостаточного осознания причин, обычно не предлагаются осмысленные или практически реализуемые решения.

— И если не брать в расчет упование на потусторонние силы и инопланетян (или аналогичные мистические верования и прожекты), то либо, мы имеем в итоге благие намерения и заклинания типа — «должны, обязаны, одуматься, в кратчайшие сроки, давайте жить дружно…».  

Либо, в  умах витает идея как то исхитриться и перехватить управление (в издыхающем глобализме), заиметь там власть лучше всего также глобальную, и вот тогда «мы всем покажем Кузькину мать и наши замечательные представления о том, что нужно миру…» ведь мы то хорошие и намерения у нас благие )))

* * * 

Итак, формулирую  решение, как именно можно преодолеть кризис цивилизации и обеспечить ее дальнейшее конструктивное развитие:
​- Для этого необходимо инициировать социальную «цепную реакцию», формирующую сетевую структуру, имеющую такие параметры среды взаимодействия  (регламент сети и протоколы обмена), которые ведут к росту степеней свободы отдельных участников и их совокупного потенциала — как достижение «интегрального благополучия» через благополучие отдельного элемента. То есть принцип организменного природоподобного построения общества, где работает синергия объединившихся «клеток», а не индивидуальная гипертрафированная эволюция «клетки с головным мозгом».

Для обеспечения этого процесса необходим децентрализованный  сетвой механизм кооперации, который суммирует возможности (самоорганизацию)  отдельных участников и блокирует деструкцию отдельного участника.  

Синергетические социальные структуры:   https://docs.google.com/document/d/1cph_6omSvhnYatoiW5f4997qWPzkZ1js4ZvCVZjn_ZQ/edit  

Условия благодаря которым система становится синергетической: 
 https://docs.google.com/document/d/1FW3NOoiF46RD-ngio9uUTx50lzUvi7L5Q7YQ-OrOwoA/edit  


“Социальная синергия” — дайджест:  http://synergy4all.net/?page_id=169 
 

Прагматичное опредление “добра и зла”:    http://worldcrisis.ru/crisis/2966851   

Соответственно  для этого создаются такие регламенты (заданные как условие существования сети), которые  изначально  блокируют возможность построения централизованных иерархических систем или возможность «эксплуатации» такими системами этой структуры (защита от организационной деструкции).  

Учитывая «антагонизм»  Янь и Инь, такой анти иерархический алгоритм, оказывается  вполне реализуем, поскольку иерархическая система, по своей сути, не способна конструктивно управлять каждым  отдельным участником: она может их только скопом блокировать(запретить), в крайнем случае,  заставить «ходить строем», но не может решать вопросы (двигать руками) на месте каждого. Тем более, это невозможно в случае, если участники через кооперацию имеют коллективный организационный потенциал – см. как пример такой организационной силы, принцип ненасильственного сопротивления Махатмы Ганди.

Кроме того, потенциал децентрализованной структуры распределен между ее участниками в виде их коллективного «проекта» (суммы локальных транзакций) и поэтому не может быть «извлечен» за счет ограничительных мер.  То есть “сломать” кооперацию иерархия сможет, но обеспечивать ее работу на каждом конкретном месте и для каждого участника, физически невозможно.

Поскольку  внутренние  транзакции не нуждаются в посредниках. (В финансовых  инструментах, правосудии, гарантиях достоверности, когда контроль над ними позволяет иерархиям управлять подданными). Как пример можно взять отношения в семье.

При этом, говоря о самоорганизации на уровне личности, ее стремление к   благополучию – это индивидуальный потенциал биологической  «самоорганизации». Присущий людям как безусловный природный фактор — эгоизм. То есть это проекция биологического потенциала самоорганизации (стремления жизни) на следующие организационные уровни. 

Что проявляется естественным стремлением человека к  здоровью и  благоприятной среде обитания.

Очевидно, что стремление к личному благу в иерархической “конкурентной среде” — где благо одного строится на проблемах другого, принципиально не способно суммировать потенциал самоорганизации участников и породить через это всеобщее благо.  

Однако регламент социальной синергии, который построен на сетевом принципе, где параметры среды взаимодействия суммируют потенциал участников и  блокируют деструкцию — оставляет возможность только для конструктивного сотрудничества. Где это стремление обеспечивает самоорганизацию системы в целом — через исправление ошибок и нестыковок.

То есть участники процесса сетевой организации взаимодействуют с другими не по “обязательствам” или вынужденно (детерминирующему действию типичному в иерархиях), а лишь по собственному желанию и свободному поиску вариантов реализации (вероятностному действию, типичному для сетевого принципа).

То есть каждый принимает от других только то, что сам пожелает, а в итоге каждый делает другим только то, что хотел бы, чтобы сделали ему самому.

Просто потому, что в ином случае никакого взаимодействия и транзакций не будет (этому препятствуют параметры среды взаимодействия — “регламент” и “протоколы обмена”).

Причем в случае сбоев (нарушении эквивалентности в обменах или деструктивных действий), регламент сети автоматически блокирует сделку (по инициативе любого участника —  без необходимости объяснения причин). И далее, он же позволяет разрешить конфликты без потери устойчивости сети.

Более детально, проверенный на практике принцип действия таких регламентов можете посмотреть здесь

В итоге, в такой распределенной системе идет непрерывный рост уровня  коллективных  “благ” (и не только материальных) — и тем самым запускается процесс коллективной самоорганизации.
Через суммирование потенциалов самоорганизации для всех участников. В противовес трансляции  единичного потенциала самоорганизации (и/или уровня невежества) — некого “царя”, либо локальной иерархической группы  с “царем”,  на всех остальных.

То есть для обеспечения конструктивной направленности такой распределенной структуры, необходимо обеспечить суммирование «заложенных» природой в каждом человеке  устремлений к «биологическому благополучию» и получению благ себе и своим близким.
Где обязательным условием получения таких индивидуальных благ становится сотрудничество, то есть их приобретение за счет коллективной деятельности, защищенной от деструкции и сбоев регламентом сети. 
Регламент как свойство среды взаимодействия в такой системе может быть “нарушен” только вместе с прекращением работы самой сети (уничтожением этой среды взаимодействия).

В этом случае возникает социальная синергия, «каждый на своем месте» и “каждый с каждым” (Peer-to-Peer), делает благо для себя и своей семьи, а все вместе,  в итоге, делают гармоничным мир вокруг себя через “всеобщее благо”). То есть реализуется то самое часто повторяемое  пожелание —  «если каждый на своем месте будет… »

А сейчас, каждый на своем месте, ради хлеба насущного, обслуживают деструктивные интересы  людей, доминирующих в иерархических системах: см. статью — “Когда отменят деньги”.

На естественный вопрос о масштабировании, или как исходя из “личного блага” решаются общественные вопросы (скажем государственного масштаба) ответ будет дан далее, после пояснений, какими еще свойствами должна обладать подобная децентрализованная распределенная система.

* * *

На первый взгляд, создание таких условий и регламентов для самоорганизации децентрализованных распределенных структур, может показаться сложно выполнимым.  

— Ведь, для того, чтобы эффект такого «регламента» и сетевых структур был глобальным, в этом процессе должно быть задействовано большое количество людей – что при «детерминистском подходе»  требует столь же больших ресурсов и наличия власти. То есть здесь требуется ответить на вопрос — “Кто это сделает?”, и  “Кто это позволит сделать?”.

Кроме того, встает вопрос о скорости роста такой сети.  

Поскольку эффект процесса «исправляющего» кризисы, когда отдельный человек или группа, по умолчанию стремятся гармонизировать  свое здоровье и среду обитания, а все вместе, они гармонизируют Планету, может быть ощутим, лишь, если этот процесс будет весьма быстро распространяться на всю популяцию.

Где в этом случае, появляется множество «гармонизирующих» очагов инновационной социальной самоорганизации.
И социальную систему распределенного типа уже не смогут заблокировать кризисы и проблемы текущего иерархического тупика.

Соответственно, решения, позволившие выполнить условия  быстрого распространения подобных  распределенных структур и лавинообразный рост их количества, найдены и проверены на практике.   

Особенностью  подобных  сетевых алгоритмов, является возможность запуска «социальной цепной реакции», и быстрого распространения процесса, за счет высокой «заинтересованности участников» и положительной обратной связи (возможности людей в таких структурах растут в геометрической прогрессии от количества участников).

Проще говоря, если возник подобный процесс (для его запуска имеется критическая масса), дающий людям преимущества и новые возможности, заметно превышающие вложенные усилия, то начиная с некоторого «коэффициента усиления», процесс приобретает лавинообразный характер (см.   моду, мультилевел или «финансовые пирамиды», как примеры демонстрирующие социальные цепные реакции).

Причем, в качестве таких преимуществ и возможностей, запускающих процесс, может выступать множество различных факторов. Начиная от материальных — дисконты, взаимные услуги, возможность заработка или обогащения, и заканчивая социальными — интересные проекты, социальные связи, защита, поиск партнеров и т.д.

Начиная с середины  90 х, подобные алгоритмы мной разрабатывались с прикладной целью. Направленных на создание подобных динамичных сетевых сообществ.

Имеющих при этом конструктивный вектор, за счет суммирования «природных факторов самоорганизации», через стремление каждого отдельного человека к личному «благополучию».  Что в случае получения этого благополучия через кооперацию (сотрудничество), гарантирует в итоге благополучие и всех остальных.

Эти принципы и их работоспособность проверялись на практике (в 1995, 1996, 1998, 1999 г.), итогом чего стала концепция «Социальной синергии».

Соответственно – природоподобные распределенные, и не иерархические структуры, имеют один общий признак.

Эволюция таких систем обеспечивается не за счет гипертрофированного развития отдельных элементов (к чему стремятся иерархии, критически зависящие от качеств отдельного элемента,   где “царь”  в идеале, должен быть суперменом или богом…), а за счет специализации и кооперации отдельных элементов, когда множество клеток образуют целостный организм, обладающий новыми качествами.  

То есть, когда единение частей рождает новое качество, не присущее ни одной из этих частей (принципы синергии).

И в этом случае такое  качество принадлежит уже всем  элементам, как связанной  совокупности участников (соборности).

Собственно, движение человечества, к объединению людей в некий мета-организм, в единое коллективное сознание – это видимо и есть ближайшая точка трансформации человечества  или возникновение, предсказываемой многими эволюционной сингулярности. 

О МАСШТАБИРУЕМОСТИ.

То есть, кто в такой распределенной структуре будет заниматься вопросами, масштабы которых выше личного благополучия участника?

— В обществе всегда находится достаточное число дееспособных и активных людей, для которых общее благо имеет много больший приоритет, чем их личное.

Причем сейчас, в силу наличия  иерархических структур, такие люди практически не могут реализоваться и приносить пользу обществу.

Поскольку на всех значимых постах в иерархической структуре находятся люди с соответствующими иерархиям параметрами (стремление к личному благу и власти, но реализованное уже не за счет сотрудничества, а за счет паразитирования на обществе).

Естественно и админ ресурс у этих людей направлен в первую очередь на самосохранение и выдавливание из «системы» чуждых альтруистических элементов – мешающих их существованию.

Причем, если в такую структуру даже случайно попадает дееспособный и конструктивный человек, то система его детерминирует или уничтожает (кто попадал испытал на себе)…

В синергетических структурах распределенного типа, любой такой неравнодушный и дееспособный человек (что там автоматически проверяется по его делам) имеет возможность кооперироваться с подобными ему или заинтересованными людьми, и осуществлять миссию не дожидаясь, когда ему это будет позволено или, когда он создаст собственную иерархическую структуру. В которой придется бороться за власть, и конкурировать с другими такими структурами, в итоге, придя к тому же «разбитому корыту» — как необходимость тоталитарных методов управления.

Наличие в синергетической структуре  множества сотрудничающих участников такого рода (конкурировать деструктивно они там не могут в силу регламента), дает пассионариям необходимые степени свободы и возможность концентрации большого потенциала для общественных дел.

То есть вопросами  следующих масштабов, будут заниматься люди соответствующих  масштабов, – только имея для этого возможности и социальную поддержку, включая возможность влиять на работу госорганов – см. далее.

Еще один вопрос, как именно будут такие децентрализованные синергетические структуры взаимодействовать с существующими иерархическими (в частности государственными институтами)?

Если брать в расчет естественное стремление иерархий подавить любой процесс, которым они не могут управлять, то следует понимать, что по отношению к синергетическим структурам, этого они сделать технически не смогут.
В силу  особенностей децентрализованных структур этого типа  (а также фундаментальных причин см. выше о текущем состоянии иерархических систем).

В качестве примера, где подобные усилия подавить распределенные децентрализованные структуры уже «забуксовали», можно привести даркнет, некоторые мессенджеры, торрент, социальные сети, криптовалюты и т.д.

– Когда после этапа борьбы на уничтожение, иерархии вынуждены подчиняться историческим тенденциям, и далее уже пытаются приспособиться, возглавить или извлечь выгоду (что опять же  под вопросом, с учетом управляемости и дееспособности таких структур).

А вот для «социальной синергии» наличие государства и его институтов это благо.

Поскольку синергетические структуры тогда могут воспользоваться  возможностями соответствующих государственных институтов. Причем инвертировав (перестроив) их деятельность с деструктивной,  в конструктивную (и это проверено экспериментально).

То есть такие структуры готовы оплатить (оказать незаменимую услугу) любому государственному чиновнику, если он оказывает услугу участникам синергетической структуры.

Естественно, платят чиновникам тогда и только за то, что будет сделано в плюс.

Кроме того, объективно, синергетическая структура имеет мощность и возможности  заведомо выше, чем  практически любой человек в иерархической структуре.

И поэтому находит решения или конструктивные рычаги влияния (закон 4-го рукопожатия), работая при этом по человеческому измерению.

В тексте, описывающем эксперимент 1998 г, приведен пример таких ситуаций 

Здесь важно подчеркнуть, что распределенная структура, после создания может существовать и без государства, быстро восполняя его функции, от «шерифов и судов», до международных отношений…

И может также обходиться без интернета –  создав самостоятельно его варианты (типа передач через радиомодемы), либо работая через физический обмен данными.

Но при наличии государственных структур, такие функции необходимые для ее существования могут осуществляться более качественно и на более высоких масштабах.

Здесь в качестве разрядки, на тему как обеспечивается взаимодействие участников синергетических структур с представителями иерархий, уместен анекдот про Папу римского и Васю – «…того кто рядом не знаю – а вот этот Вася…».

На этом есть смысл закончить тему поскольку ответ —  «Что делать» уже достаточно подробно сформулирован.

А тема — «Как делать» — требует отдельного разговора.

Свести все такие ответы  к простым формулировкам, столь же легко, сколь и бессмысленно. – Поскольку при отсутствии понятийного аппарата – это будет лишь пустой звук.

Именно поэтому, до сих пор я писал на эти темы практически только  «для себя», предпочитая работать над созданием платформы, а не заниматься популяризацией.

Сергей Лачинян   21.02.2021
 

P.S.
Фрагменты, не вошедшие в основной текст:

СИНЕРГИЯ

 — Циклы социальной синергии это первый уровень сетевой организации, который далее разворачивается в динамическую иерархию – то есть это новый тип темпоральных иерархических структур.

— Еще недавно, ответы на вопрос, как могут быть защищены или само поддерживаться алгоритмы такой сети (распределенной децентрализованной социальной структуры) упиралось в сложность объяснения принципов защиты информации (регламента сети) за счет распределенного реестра и принципа ризомы.

Сейчас  объяснить, почему такие регламенты не  подвержены  вмешательству и манипуляции извне (владельцами админ ресурса от иерархических структур…) стало намного проще.

Поскольку есть прецедент и можно ссылаться на технологии типа блокчейн.

С одной существенной поправкой, что если проводить аналогии, то это скорее технологии близкие к платформе на основе направленного ациклического графа.  

— Существует сложность взаимопонимания у желающих разобраться в принципах социальной синергии, в силу сразу множества моментов, где отсутствие представлений о децентрализованных распределенных структурах и бесструктурном управлении, это только первый барьер.

Далее возникает еще больший барьер непонимания, поскольку требуется пояснять, как такие алгоритмы сети могут «самоисполняться» и быть неуязвимы для манипуляций.  

 Я не вижу смысла приводить здесь аргументацию по блокчейну, почему такие алгоритмы  невозможно «взломать» или «уничтожить» (только если вместе со всей инфраструктурой). Благодаря чему сейчас чисто формальные цифровые записи в токенах блокчейна – именуемые ныне криптовалютами, оказываются столь же востребованным  способом «хранения сбережений» («неуничтожимой» записи о транзакциях), как и вложения в золото (а точнее уже опережают золото)
Подробную информацию, по этим вопросам  можно найти в открытом доступе. 

— А вот что следует сказать особо, так это то, что алгоритмы социальной синергии, в отличие от блокчейна могут работать даже без наличия интернета (!).  

И поэтому более устойчивы, чем блокчейн, поскольку там алгоритм валидации (подтверждения достоверности) необходим для всей сети. А в социальной синергии  работают алгоритмы где достаточна валидация только для непосредственно  взаимодействующих участников.

Кроме того, в алгоритме социальной синергии задействован вредный для иерархических систем блокчейна «человеческий фактор», как инструмент решения конфликтных ситуаций.

В блокчейн технология или смарт контрактах, это пока полностью нерешенная проблема, поскольку факт нарушения договорных обязательств (неуничтожимая информация об этом) сам по себе не может разрешать  конфликтную ситуацию: ну, нарушил обязательства – ну и что?

То есть для поддержания таких децентрализованных структур на блокчейне, нужна внешняя власть или иерархическая централизованная система, которая будет следить за выполнением условий контрактов. И в итоге, мы возвращаемся к классическим иерархическим структурам и всем их прелестям (см. выше).

Причем надежда любителей электронных государств, на всеобщую цифровизацию и автоматизацию («муравейники роботов»), где невыполнение цифрового контракта тут же вызывает «автоматические санкции» («если не заплатят — отключим газ» или «понизим рейтинг»  – как в Китае), как было аргументировано ранее, несостоятельна.

Что, кстати, наглядно демонстрируют уже многолетние безуспешные  попытки приделать «блокчейн» к каким то реальным процессам или хозяйственной деятельности (кроме функции «несгораемой» удостоверяющей  записи).

Только структуры типа «социальной синергии» с задействованным «человеческим фактором», имеют необходимый потенциал самоорганизации и внутренний механизм решения конфликтных ситуаций (самовосстановления и исправления ошибок).

Условия, благодаря которым кооперация становится синергетической:  
https://drive.google.com/file/d/1YT-bEDn2eNMvcVv7LR01-ag-VLQ1UXOq/view?usp=sharing 

 Подробней об этих условиях (принципах)
 


ДВА ВАРИАНТА БУДУЩЕГО

Строители иерархий, стоящие у руля, столкнувшись с проблемой сложности (неуправляемости) и технической невозможностью ее преодолеть, стремятся «упростить» систему, понизить уровень ее сложности: превратить общество в муравейник биороботов… На этом пути сейчас впереди всех Китай, вводящий систему оценки репутации граждан.

Бурное развитие цифровых технологий, в последние десятилетия,  породило несбыточные надежды детерминистов обеспечить управляемость обществом, за счет цифрового контроля и автоматизации. Для этого пытаются в кратчайшие сроки превратить огромные массы населения в «зомби», лишенные воли и свободы.

Второй путь развития нашей цивилизации — организация синергетического общества. Для этого необходимо в кратчайшие сроки создать организационные инструменты:

__________________________

* Система поручительства+рекламации+гарантийный квант действия — это способ самоорганизации людей и противодействия деструкции. 

(описание этой системы см. выше).

Сергей Лачинян.
SergeyLych777sss@gmail.com

Сcылка >>
Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий