Стихотворения

Сергей Луч  (Лачинян)

 След на воде  
Растерянный взгляд, предрассветный туман
Желтой пыли дорог, обещаний обман,
Блики солнечных губ, целовавших траву,
Слезы летних дождей, омывавших листву,
Голубые искры дней-                   
Памяти утраченной моей.  

След на воде, зеркальной глади снов,
Уходящих людей, серые нити слов,
Теплый след руки                                    
Берега реки, Плывущие лица,                                  
Лица…  
Дрожащие губы печали,              
Шепот последней мольбы,
Запомню ли Вас?                                
Едва ли…  

Ароматы цветов, зеленое пламя любви,
Гул колоколов, синее пламя надежды
Из того, что было прежде
Не сгорают лишь крупицы прозрения,
Боже, как еще далеко                                    Пробуждение!  

Так медленно жили, долго, долго,
Так жадно спешили, часто…
Возьмите в награду чувства,                  
Которые тают снежинками                                    
На теплых ладонях снов,
О Боже, сколько еще веков?  

Сеpгей  Луч (Лачинян)          19.03.1992 г.    
 

            Посвящение

Мы брошены в водоворот Земли

Как брошено на поле семя,

Чтоб сквозь страданья проросли,

Когда тому настанет время.

Мы брошены… но в сумерках забвенья

Разбудит нас Луч солнечной Весны!

И Духа, к небу устремленье

Развеет тягостные сны

  Луч (Лачинян С. )     
4.05.1992 г.

              Энергия  
В реке космической спирали,
В дрожащем сердце бытия
Грозой рожденья озаряет
И громом крестит нас Земля.  

Одна энергия на взлет,
Другая — плавное круженье,
Одна на сердце сладкий лед,
Другая — разума смятенье.  

Когда планет пурпурный след
Прочертит телу приговор,
Нас осенит великий Свет
И души вырвутся в простор.  

Пока же медленно и вяло
Течет по жилам словно мед
Как огнедышащая лава
Одна энергия — на взлет!                               

Сальвадору Дали  Сеpгей  Луч (Лачинян) 
1.03.1993 г.  
 
  
Астральный шторм  

Ураган в тонком мире,
Как ветер в пустыне,
Страшен тому, кто к Солнцу
Прорвался из-под земли.  

Рвется на части память,
Сердце трепещет болью,
Света маяк зовущий
Гаснет, мерцая вдали.  
Ты маленький листик
На дереве много листьев,

Ты малая капля
В черной туче дождя,

В небе светишься радугой мысли,
К небу плывешь туманом, забывшим себя.  

Когда бурный ветер кружит листвой                                              
… Это опавшая листва.
Когда ураганы ломают деревья,
Остается в живых трава.  

Эй, кто там из растущих капель
Возомнил себя в гордыне
Облаком белым, белым…

Запомните, отныне
Вы всего лишь трава
Земли морщинистого тела.  

Когда песком веков засыплет
Все, что творили тобой,
Будет гром, будет дождь,
Радуга мысли прольется мечтой.  

В этом мире ничего не ново,
Иссохшее тело Земли
Напьется потоком любви,
И все начнется снова.  

Луч (Лачинян С.)    23.03.1992 г.  
 
                                                                                                                                                  Эпитафия Земле                     Атомы Любви  
 
Когда померкнет свет Звезды
И в пыль рассыплется Земля,
В бескрайних вечности просторах
Не исчезает мысль твоя.  

Есть сохранение
Мечты
И сохранение Огня
В причин и следствий хороводах,
Любовь — есть атом бытия.  

И бесконечное пространство,
И новых Звезд кипенье света
Все рождено мечтой наивной
Неведомого нам поэта.  

Давно забытые миры…
В давно забытых временах
Мир нынешний воздвигли вновь
На прахе, грезах и мечтах…    

Сергей Луч (Лачинян) 
14.04.1992 г  
 
                       
  УТРО

Дух нисходит на человека не с неба
Он нисходит из сердца.
Человек — окно, через которое сообщаются Миры.
Он пылинка, выхваченная из небытия их светом.  
Человек воплощенный — это колыбель ДУХА,
Сотканная из нитей прошлого, настоящего и грядущего.
Цветок, лепестки которого, свернутая в спираль память рода
И тонкие накопления — его Душа.  

Мы пришли в этот мир, чтобы расти и растить.
Мы пришли, что бы гармония Звезд снизошла на Землю,
Их свет — любовь и созидание.  

Прекрасные мысли рождают прекрасные чувства.
Прекрасные чувства рождают прекрасные дела.
Прекрасные дела рождают прекрасные Миры.
Не медли, обратись к прекрасным мыслям!  

Темнеют лица, когда запугивают и ограничивают.
Люди, не смейте этого делать именем БОГА.
БОГ дарует вам радость и свободу,
Пусть светлеют ваши лица.
Не бойтесь ничего — ОН не оставит вас.  

Прекрасные мысли рождают прекрасные чувства.
Прекрасные чувства рождают прекрасные дела.
Прекрасные дела рождают прекрасный Мир.
Не медли, обратись к прекрасным мыслям.  

Лишь в миг сомненья уязвима радость.
Если на поляне цветочной играет ребенок,
То и опасный зверь бессилен, пока на лице его улыбка.
С улыбкой пойдешь по огню и воде,
Нет иллюзий там, где чисты помыслы.  

Прекрасные мысли рождают прекрасные чувства.
Прекрасные чувства рождают прекрасные дела.
Прекрасные дела рождают прекрасный Мир.
Не медли, обратись к прекрасным мыслям.  

Если сумеешь видеть во всем прекрасное
— То будешь любить и сострадать,
И наступит пробуждение.

Если признаешь себя равным самой ничтожной твари,
И при этом не унизишь величия своего,
То наступит пробуждение.

Если устремишься к огню созидающему,
Вспомнив единство с Богом,
И обретешь всесилие, данное тебе против тьмы,
То значит, ты пробудился.

Перестань унижать ДУХ в себе — и наступит утро!

Cергей Луч    
15.02.1992 г.  
 

                                       

ГЕНИЙ

                         До коле, Гений будет в услуженье

                         У тьмы пороков и бездарной черни

                         До коле! Будет красть у неба

                                    Злой разум, бесам на потребу.

                         Как сладко, знаний опьяненье

                                 Как горько..  в будущем мученье.

                         Все, что содеяно людьми,

                             Содеяно, через творенья спящих

                                     Не ведающих, гладко говорящих.

                         Бог милостив и не закрыл нам дверь

                                   К тем звездам, что даруют свет

                         Так что?

                                   Не хватит сил ужель

                                              Дать Богу совести обет!

 Что!  
— Опьяненье и почет

                         Вновь гений на поклон согнет?

                         Для тех — кто не внимает звезд,

                         Кто хоть не зол,

                                                    а хуже — прост.

                         Они солидно и всерьез,

                         Все копошась как муравьи

                                               — Ночные ада звонари,

                         Построят тюрьмы для детей,

                                               Нароют ямы для друзей.

                         И их вина, что не подняли глаз

                                     Когда призвал их Бога глас

                         Отвергли небо на потребу,

                         Своим ничтожнейшим страстям

                                     Своим животным радостям

                         И ложь! Что Гением ты не был,

                         Ты был, но продался за срам

                                     И,  дар небес утратил сам.

                         И ложь! Что Гений служит людям

                         Он служит небу, если чист

                         А людям служит, кто речист.

                         … Но крохи падают с небес

                                    И ими пользуется бес…

                                   Cергей Луч  23. 08.95.




Как надоело унижаться

За пайку и тюрьмы покой

Давно уже пора взорваться!

И снова стать самим собой!

Все те, что отдаются в рабство

Теперь на службе у Тельца,

Но перед Богом святотатство

Жить, к Звездам не подняв лица.

И воспаряя к небесам,

Вся наша мира суета,

Не более чем прах и срам

Реальна,  

                 — Только лишь Мечта!

Сергей Луч  
26.08.1995г.

ЭССЕ О БОЛИ

 (Или поэма сумасшедшего влюбленного)

— А разве бывают влюбленные   не сумасшедшими? — спросила Алиса.
— Бывают, если они этого не знают,
— ответил ей Некто,   … он был очень похож на человека,   но не знал об этом.
— А что такое боль? — Не унималась девочка . — Боль, это когда больно…  — ответило Сердце.

— А эссе?

— Эссе…, — вздохнул сумасшедший…

Да, я болею, все как прежде, и в сердце дрожь тоски мятежной,  и на губах улыбка чудака.

Но больно мне, и все больнее, я полюбил,  что может быть глупее, Я ПОЛЮБИЛ ЛЮДЕЙ! 

Да, странно так, любить людей. Конечно же, не тех, не вас ничтожных ОБЕЗЬЯН,

я даже если сильно пьян, к вам не полезу целоваться.

Я полюбил Людей!  Тех, что страдают в вас, тех, кто улыбкой мимолетной

на лицах ваших промелькнет подчас… и на моем лице.. 

— . —

Мучительна любовь, и ненависть порою захлестнет.  Лишь вспомнишь детство, грубость чувств, сердец.  Вас, чей уклад мы приняли в наследство, черствея так же наконец.

И только в полудреме смутной, как призрак проплывет перед тобой,  все то, что после длительной разлуки, о детстве помнит грубый разум твой.  Я так люблю — так ненавижу вас.

И ненавидеть смею, чтобы любить сильнее всех, кто гибнет также, как и я.  И знайте, отомщу жестоко. Я пожелаю вам добра!  Пусть, вы поверите едва ли, что кто-то жизнь живет лишь ради вас

— когда вы в беззащитный детства час, нам грязью души измарали.  Не обольщайтесь, это ж не от Бога. И ты, ублюдок, разве ты поймешь,  что хоть на свете доброты немного, что потеряешь — то ты и пожнешь!     — Смеетесь…

Это не угрозы, теперь и я, как вы силен,  умею высказаться прозой, и морды бить, к тому ж еще умен. Умен..?  — Вот только б не страдать. А может чувства все  —  утопия?

Ты влюблен, Любовь слепа, может просто очарован, и обманут как всегда. 

Может быть… любовь — очарование, но реальней разве наша жизнь? Все ее печали и страдания, разве истинней, за подлость и корысть?   Где ты реальность? 

                        Разве есть в цветении мая логика?

                                   Разве ум полыхая мечтой правдив?

Нет и Нет! Еще на много лет, останется тайной за высокой стеной все,  что живет там, в стране прекрасной чувства. Там, как в капле океана,  отражается панорама, бесконечной синей дали и звездных миров.  Лучше страдать, но не думать, не думать, — когда надо чувствовать.

Та тяга к гармонии, что живет в нас, она умирает,  умирает вместе с миражом.

Мир болен, убог и стирает своей бредовой злой реальностью великое.

 Люди! Ваш мир убивает вас!

— Да, что это со мной? Я обращаюсь к людям?..        

Глупец, да ведь безумен я. И как я раньше не заметил, ведь то, что я живу людей любя — безумство всех безумств! Да полно мне, люблю ли? Не кажется ль все это в ослеплении,  как оправдание никчемности и лени.

— Эй! Кто-нибудь, в пустыне человечества, отзовись хоть эхом. 

Чтобы смог убедиться, наверное, что любовь моя шутка прескверная,  что люблю я пустое место, что давненько сошел с ума.

— . —

Где вы, где! Великие духом и рыцари чести,  где вы, благородные и прекрасные? Кто придумал вас?

— На горе нам. Ради чего мы страдаем, ради собственных иллюзий? 

Что ж тогда, как и вам, мне пора… строить крепость добра,  пусть фундамент ее будет черного зла.

Перед ней будет ров человеческих слез,  будет счастлив ли кто, — это праздный вопрос.

По дороге страданий пойдет к ней толпа.  Тех, кто в сладких мечтах добивался добра.

Брошу меч через ров, пусть ржавеет в слезах,  и заботится стану в саду о цветах.

И пусть волна качает, на гребне тихих грез, ведь счастья тот достоин,  кто пролил мало слез.

 Я стану наслаждаться блаженной тишиной,  пусть стены крепостные, мне сохранят покой.

— . —

Среди мечтаний, в лебединой белой стае, поплыву высоко над землей.

Вспомню все, что растерял я с вами, стану наконец самим собой.

Там, в тишине дрожит мираж, — то трепетные тени, воспоминаний догорающей свечи.

Сквозь годы неумело позову, и ты капризно взглянешь — Помолчи…

Молчу, сжимая ласковую руку, моя груба, но странно как — слабей.

Ты улыбнешься мне как другу, хоть я на много лет старей.

Сгустятся сны из детских сказок, очарованье добрых фей.

Там яркий день — восточных красок, толпа, базар и чародей.

О, мне б остаться, но напрасно, ты нежной маленькой рукой

меня влечешь куда-то властно, и стар, чтоб справиться с тобой.

Куда же мы? — Но словно кто-то мне неба синь в глаза плеснул,  как после тягостной зимы, в Весну окно вдруг распахнул.  И больно в сердце зазвенели уже умерших струн капели.

Ах ты, чертенок, вместо грез ты подарил мне чистых слез  скупую плату, за  очарованье…

— О, Господи, за что? За что? Дана мне сила носорога,  ум дьявола, ранимая душа, не слишком ли для одного мне много,  и не ошибся ль кто-то, не спеша,  Пусть даже я орудие судьбы, и этим можно возгордиться,  но пусть судьба меня боится.

                        Мне больно! Человек я! …

                                                           Человек?

                                                  — . —

Да, в сердце снова тоска безотчетная, снова трепет не в силах унять.  То любовь моя, стервь подколодная, не желает меня оставлять.  Все равно ей, что разум противиться, ей на правду его наплевать,  если разуму истина видится, сердцу выпало истину знать.  Хоть страданий не мало уж было, своего да чужого ума,  жизнь до дна еще мною не выпита, впереди еще множество зла.

Это значит, что сердце отчаянно прокричит мне еще много раз,  если разум в незнанье нечаянном не откроет на истину глаз.

… И вот я снова улыбаюсь. Я улыбаюсь, вспомнив смуту мглы.

Людей жестоких от рожденья нет, и зло лишь там, где сами злы.  Все яснее незримый ваш свет, Люди! Все прекраснее ваши лица… — Те, к кому прикасался я, кто звучал для меня. — Слышишь?  Каждый из нас инструмент чудесный. И звучит другому в ответ песней.

Только…      Часто в песне этой музыки нет.       Что в себе потерял,   то в других не найти.

— . —

Так найдите во мне. Я ведь так хочу, чтоб меня любили, точно так же,  как все другие. Я хочу, чтоб меня любили, всем бездушным назло мудрецам,  я уверен, я знаю, в Вас, до безумства влюблен я сам.

Я хочу, чтоб меня любили, потому что не стоит жить,  если в этом паскудном мире, не найдется, кому любить.

Есть только что-то тягостное в том, что мне конкретно стал никто не нужен. Любовь ведь так эгоистична, и одиночеству послушен, конкретно, тоже никому не нужен.

Не жалуюсь, я выбрал сам свой путь.  Не жалуюсь, мне б только отдохнуть.

Хоть на недолгий срок, свой страшный груз опять,  конкретно на кого-то поменять…

— . —

Но знаю, снова боль проснется,

            Призывным флагом вновь взовьется.

                        — Будь ветром!

                                   И найдется парус,

                                      Над жизни глупой суетой,

                                                                              Помчишь его

                                      Ни мало не печалясь о волнах, поднятых тобой.

                        — Будь ветром, чтоб в сердцах людей,

                                    Проснулась отголоском бури

            — Весна ! — Ее ведь так люблю я.

               Пусть надо мной давно смеются.

                        Тебе в любви своей клянусь.

                                А те, кто любит, те добьются.

                                               — Я, обязательно добьюсь.

                                               Так веселей улыбайся миру,

                                               Жизнь прекрасна и коротка.                       

                                                                       Ярче краски,                         

                                                                                   Цвети Весна!.

Сеpгей Луч
1986 г. г. Алма-Ата 


Сети.

Закрутила вьюга слов,
Запугали на ютубе.
Среди тягостного снов.
Забываем друг о друге.

Забываем о себе,
Убегаем от земного
В виртуальной суете
Слушаем  пророка злого

Он расскажет и покажет,
И откроет двери в ад,
Но найти бы, кто нам скажет,
Как вернуться нам назад.

В годы веры, пусть наивной,
В жизнь, где сказки и мечты.
Где любили бескорыстно,
И не жгли свои мосты.


Дожить.

Уже к рассвету клонит небосвод,
И ночь холодна и темна.
И если не зажечь огня,
То вряд ли мы дотянем до утра

А сил все меньше, и вокруг беда,
Все громче ропот замерзающей толпы.
Все истеричнее пирующая шваль,
И бомбы  крестят  жадные попы.

Друзей немного, кто пойдет к огню,
Всем остальным предписано судьбой,
Держать ответ за выбор и покой
Им не придется радоваться дню.

Там вдалеке, алеет полоса,
И многие уже предвидят день,
Но ночь перед рассветом так темна,
Что  на душе  безвыходности тень

И, до сих пор, неясно до конца,

Что этому рассвету мы даем.

Возможно, нашей верой и огнем,

Нам не приблизить день
— но мы живем…


17.11.2020
Сергей Луч (Лачинян).

Запись опубликована в рубрике Без рубрики. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий